Поворотная точка

15 июля 2020

После пандемии коронавируса мир уже никогда не будет прежним. Новая реальность требует абсолютно новых подходов, методов и акцентов в работе финансовых просветителей. Эксперты, работающие по заказу Минфина России над концепцией развития сообщества профессионалов в области финансового просвещения и защиты прав потребителей, опубликовали заявление, в котором призвали коллег подключиться к большой дискуссии. Своими мыслями на эту тему с журналом "Дружи с финансами" поделился Александр Аузан.

Сегодня нужно осознать, что и мир, и та сфера финансовой культуры, в которой мы с вами вместе тру­димся, изменились - и это породи­ло новые задачи, требующие осмысления и дополнительной координации. Не пере­числяя всего, что сказано в заявлении, я бы отметил три вещи, которые мне кажутся основными.

Первое. Этот кризис не похож на кризи­сы 1998, 2008-2009 и 2014-2015 годов, он другой. В частности, этот кризис «вырубил» на время карантина определённые секторы экономики - например, сферу услуг, кото­рая теперь будет восстанавливаться долго и тяжело. Такого не было никогда. В России проблема безработицы в последние деся­тилетия никогда не была серьёзной. Потому что есть русская модель рынка труда: у нас людей не увольняют, им уменьшают зарпла­ту. Но удар такого рода модель не выдержа­ла: многие люди оказались за бортом. А это совершенно новый вызов для тех, кто за­нимается финансовым образованием, фи­нансовой культурой. Поэтому нужен совсем иной подход при освещении вопросов заня­тости и безработицы. Так, в Национальном плане восстановления экономики РФ после пандемии коронавируса, который был обна­родован в начале июня, в этой области на­мечены очень разумные вещи. Это, в част­ности, значительное повышение выплат по безработице, организация цифровой заня­тости прежде всего в депрессивных регио­нах. И это наша с вами задача - рассказать людям о том, что, когда «вырубило» некото­рую часть экономики (а значит, и их источ­ники существования), выход всё-таки есть: человек может претендовать на такие-то выплаты, работу можно найти не в своём, а в другом регионе и т. д.

Вторая тема связана с первой. Не толь­ко у нас, но и по всему миру люди стали остро переживать социальную несправед­ливость. Реакцией на это стала, например, налоговая реформа, налоговое перераспределение доходов. Идёт принципиальное изменение, которого мы не видели 20 лет. Раньше экономический блок правительства исходил из того, что экономисты называют «парето-оптимальностью» и что я бы назвал либеральной моделью справедливости: нельзя отбирать у другого, можно поддерживать человека до тех пор, пока это не уменьшает благосостояния другого лица. Поэтому задача состояла в «увеличении пирога», к которому все имеют доступ. Теперь не так, теперь началось перераспределение. Теперь верх среднего класса заплатит дополнительные два процентных пункта налога на доход физических лиц (НДФЛ), которые пойдут на лечение людей с орфанными (редкими) заболеваниями. Происходят и другие изменения: например, самозанятым вернули так называемый профессиональный налог за 2019 год, тем самым приглашая к легализации тех, кто ещё остаётся в теневом секторе экономики. Сейчас самозанятых станет гораздо больше, поскольку теперь этот опыт распространяется не только на экспериментальные регионы, а на всю страну. Уплачиваемый самозанятыми налог - это право на помощь. Им говорят: «Легализуясь, вы будете платить профессиональный налог, но если вам будет трудно, мы вам этот налог и вернём». Эти изменения в налоговой сфере не совсем такие, о которых я мечтал и за которые боролся. Я считал, что налог за 2019 год нужно отдать в беспроцентную ссуду на три года всем 25 погибающим отраслям, но правительство ограничилось только самозанятыми. В части НДФЛ, когда мы планировали с Алексеем Кудриным стратегию на 2018-2024 годы, у нас был вариант увеличения до 15% этого налога для среднего класса. Но мы прорабатывали вариант, предполагающий, что эти два дополнительных процентных пункта давали бы право голосовать, куда направить собранные средства, то есть обменять увеличение налога на расширение прав представителей среднего класса. Решение о целевом налоге принято, но цель определили не сами люди, а президент. В любом случае налоговые изменения начались и будут продолжаться. Их вектор - поворот к социальной справедливости, я бы сказал, к справедливости социал-демократического типа, то есть к перераспределению от более состоятельных в пользу тех, кто беднее. И с этим нам также нужно работать, это надо объяснять людям.

Третье - и, мне кажется, самое важное. За время пандемии цифровизация не просто расширилась. Стали доминировать такие институты, как цифровые плат­формы с агрегаторами. Это именно инсти­туты в экономическом смысле. Они умеют бороться с оппортунистическим поведе­нием, уклонением от оплаты, введением потребителя в заблуждение. Они предпо­лагают очень высокий уровень взаимного доверия, гораздо выше, чем за их преде­лами. Они легко, как нож в масло, входят в любую страну. Они объединяют милли­оны «цифровых граждан», управляемых агрегаторами через пользовательские со­глашения, которые являются «конституци­ями» этих цифровых платформ и прини­маются без всяких референдумов. Это, как говорят историки, октроированные (даро­ванные) конституции. И они создают новую ситуацию для людей. Люди уже не могут жить без цифровых платформ: там всё бы­стрее, эффективнее, разнообразнее тради­ционных способов коммуникации. Все мы уже там. А что делать с пользовательски­ми соглашениями, которые не всегда хоро­ши для человека? Нужно что-то вроде циф­рового омбудсмена, который представлял бы интересы пользователей перед крупны­ми цифровыми игроками. Нужно объяснять людям, как жить и работать в этой новой цифровой реальности.

Не буду больше говорить о вызовах. Я назвал три, на мой взгляд, самых важных. Другие вызовы обозначены в заявлении, подготовленном сотрудниками Института национальных проектов, компании ПАКК и Экономического факультета МГУ для Проекта Минфина России. Ответы на них нужно искать вместе с основными партнёрами и стейкхолдерами нашего сообщества, которое занимается распространением финансовой грамотности, а также налоговой культуры, цифровой культуры... Может быть, коллеги по-другому видят важность и очерёдность вопросов. Может быть, они видят те вопросы, которых не видим мы. Но понятно, что произошёл очень серьёзный поворот. Многие оперативно вошли в новый режим и организовали помощь людям. Но идея заявления состоит в том, чтобы обсудить этот системный поворот в целом, а не быструю реакцию на внезапный удар.



Александр Аузан, декан экономического факультета МГУ, учредитель Института национальных проектов и научный руководитель работ по развитию сообщества профессионалов, формируемого Минфином России в рамках Проекта по финансовой грамотности



назад